Приём психолога, канд. психол. наук Нелли Верховской в:
 Vk/Fb | Skype | WhatsApp | Viber | Telegram

1 час (можно больше/меньше часа):

  • Чат (онлайн-переписка) - 300 грн.  | 750 руб.  12$
  • Говорим без вебкамеры - 450 грн.  | 1100 руб.  | 17$
  • Говорим через вебкамеру* - 600 грн.  | 1500 руб.  23$
  • Через вебку с эро- уклоном** - 900 грн.  | 2200 руб.  35$

                  

Плохая страсть. Роман о грустном и смешном Ишаке

Плохая страсть. Роман о грустном и смешном Ишаке (с видео)

Красивая ночь, синим фонарным полумраком, сияла за окном. Слышался шум деревьев и дождя. Этот бедный псих так и торчал под моими окнами. Сидел в тени дерева и смотрел вверх, пытаясь разглядеть меня.

Странный сумасшедший. Так отчаянно ненавидел меня, но не смог жить там, откуда я ушла. Вот и явился из другой страны, чтобы прикоснуться ко мне. Зачем? Я его мечта или порок? Странное чувство, когда понимаешь, что кто-то всецело поглощен тобой. И страсть эта так сильна, что жаждет уничтожения своего объекта, т.е. меня. Но в мои планы это никак не входит.

Сумрачный, большой и неповоротливый. Что хочешь ты от меня, осел? Рекламировал мне свои давнишние достижения в спорте, после того, как увидел фото, на котором я обнажена. И дико обозлился, когда я показала его всем. Но я никогда не была твоей. И не буду. Ведь ты скушен и глуп.

Ты совсем не понял мои игры в насилие. Там речь о представлении, когда всем весело и просто дразнишь инстинкты.

Настоящее насилие – это плохо. Но ты бегал за мной именно с ним. Пойми, после этого у тебя совсем нет шансов, ведь я презираю тех, кто вредит мне.

Ты правильно чувствуешь, что я боюсь твоей громадной потной туши. Ведь рядом с тобой я просто бабочка, которую легко раздавить. Но ты решил сделать именно это. Хочешь ли ты повесить как трофеи мои крылья или просто надеешься мучить, пока я (твой мир во мне), не станет таким же серым, как и ты сам?...

…Наступил другой день. Красивое солнце улыбнулось мне, когда я вышла к озеру. Вдруг, чья-то широкая рука схватила меня за волосы на затылке и запрокинула голову. Наклоняясь надо мной, как бы желая впечататься в меня, вчерашняя тень торжествовала:

- Думала, что я не найду тебя, шлюха? – прошипела мне прямо в ухо брызгающая слюна.

Отвечать было сложно, т.к. он всё еще держал мою голову под шея-выворачиваемым углом.

- Пошел вон, придурок. Подбери свои яйца и убирайся, - попыталась крикнуть я, одновременно стараясь схватиться за упомянутые предметы, дабы оторвать их.

Но он не отпускал. И схватилась я только за прочную ткань натянутых джинсов. Как тут можно что-то сдавить? Но я пыталась. Хотя получался странный и неуместный в данном случае эротический массаж.

Тем временем, трясущейся рукой, злодей что-то вытащил из кармана. Этим чем-то, оказалась запечатанная в целлофан мокрая салфетка. Ее-то он и засунул мне в рот, после того, как извлек эту гадость из упаковки. Вкус хлороформа обжог мне горло. Плеваться уже не было сил, перед глазами всё поплыло.

Часть 2.

Оказывается, я лежала прямо на земле, уткнувшись лицом в траву. Я в обморок, падала, что ли? Свинья сидела передо мной шагах в пяти и что-то жарила на костре. Какой же он жирный... Казалось, таким брюхом, можно раздавить кролика.

Мы были в лесу. Середина летнего, но уже не особо жаркого дня.

Честно говоря, у меня волосы встали дыбом даже на руках. Наедине в лесу с этим свирепым боровом, который ото всех пытается скрыть свое болезненное обожание «шлюхи»… Мама!

Бегаю я отлично. Уже много лет, почти ежедневные пробежки, должны были сказаться сейчас и помочь. Но он повернулся именно в этот момент и увидел мой полный ужаса, кричащий взгляд. Вскочив, я кинулась в ближайший проём между кустами.

Это мне так показалось, что я вскочила. На самом деле, едва приподнялась на четвереньки и, шатаясь, попыталась передвинуть конечности. Отползла к тем кустам, наверное, всего на полметра. И снова упала, не понимая, что со мной.

Жуткий повар, ничего не сказал. Просто продолжил шевелить свое варево. То ли страх, то ли последствия салфеточного лекарства, мешали мне даже говорить: не шевелился язык.

Толстяк медленно и неуклюже поднялся. Подошел ко мне и поволок за подмышки к костру. Усадил, оперев о дерево. Потом начал жрать то, что готовил. Протянув ложку с каким-то бульоном мне, сказал:

- На, попустит.

Действительно, после глотка, речь ко мне вернулась:

- Кретин безмозглый, моя семья знает, что ты бегаешь за мной как ишак. Если от меня не будет вестей, все сразу поймут, что это ты меня уволок. Вези меня домой!

Он просто мрачно посмотрел на меня, продолжая жевать. Опять протянул ложку мне. Учитывая, что от еды я приходила в себя, я ела то, что он предлагал. Смогу ли я сейчас убежать? Я встала на ноги и поняла, что смогу.

- Побегаем по лесу? – глумливо произнес он. – Мы в 60 км. от города. Далеко бежать собралась?

- Что ты от меня хочешь, свинья? Трахаться собрался? Прямо здесь? По-другому никого еще уговаривать не приходилось?

- Ты бы головой думала, прежде чем свои фотки голые светить и рассказики эротические писать. Приключений захотелось, вот и получишь. Чай, не в первый раз. Подожди, я скоро.

- Кретин, несчастный, за собой следи. Обнажение на фото и в рассказах ни чьих прав не нарушают, а вот волочь человека куда-то насильно – это криминал. В тюрьму захотел?

- Я там был. И вышел сразу. У меня друзья есть. А вот у тебя здесь – один только я. Тебя, сучку, давно отодрать как следует надо. Сразу рыпаться перестанешь, - он отвернулся, поставить кастрюльку на землю.

В следующую секунду, я уже бежала по намеченной во время перепалки тропинке. Как хорошо, что он не бежит за мной. Да и куда ему, такому-то слону. Черт, только куда же это я? Надеюсь, не в чащу, а к дороге. Но я понятия не имею, в какой она стороне…

Звук хлопка. Потом резкий и сильный удар в лопатку. Меня просто швырнуло на бревно, через которое я хотела перепрыгнуть.

Левая рука онемела, внезапный сильный кашель, рвал легкие. Неужели, это настоящая пуля? Господи... Я же кровью истеку.

Но крови не было, просто ушиб. Наверное, выстрел был из какого-то пистолета, который стреляет резиной.

- Побегала? А теперь пошли.

Боров вывернул мне ушибленную руку и потащил назад, на полянку с костром. Я плакала от боли. Весь боевой дух пропал.

- Отпусти меня, я тебе ничего не сделала. Все твои претензии – просто фантазии, ты вообразил невесть что и поверил. Но это просто фантазии!!!
- Ты думаешь, я – жирный? – свин притащил меня на ту же полянку и сам уселся на травку возле.

Я все еще дрожала после малоприятного волочения по земле за ушибленную руку. И сильно болело плечо. Что, интересно, я могу сделать с этим кабаном, чтобы его зажарить? Отобрать пистолет. Оглушить. Обмануть. Или согласиться на его притязания. Но вдруг они в том, чтобы убить меня? С этого психа станется.

- Мне наплевать, жирный ты или нет. Главное, что ты – больной. Тебе 35 лет, взрослый мужик, что ты как подросток недоделанный чувства свои выразить не можешь? Когда хочешь женщину, за ней надо ухаживать, радовать ее. От этого и тебе радость. А ты что устроил? Как бешеный бык пытался меня затоптать. Теперь еще это… Это – деструктив, понимаешь? – моя пламенная речь успокаивала мои же слезы, которыми я поперхивалась поначалу.

Но мой боров, казалось, ничего не слышал. С гаденькой улыбкой, он просто рассматривал моё заплаканное лицо и торжествовал, что он тому причина.

- Раздевайся или я сломаю тебе нос, - хихикая прогнусил он.

- Подохни сволочь, - уже спокойно и твердо произнесла я.

Часть 3.

Какими длинными могут быть секунды, когда они, предположительно, последние в жизни. Главное, сосредоточиться не на том, чего боишься, а на том, что можешь сделать, чтобы защитить себя.

Мне всегда нравились в игры в изнасилования. Но с теми, кто меня привлекал. Я и не предполагала, до чего же это может быть мерзко.

Странное дело, презрение к этому несчастному, больному на голову типу, напрочь вытеснило страх. Он же просто больное животное, значит, я могу с ним справится.

«Животное» потянуло ко мне руки, намереваясь одной схватить, а другой ударить. Я, подросток 90-х, сохранивший в душе восторг от первых фильмов-боевиков, хлынувших тогда в нашу развалившуюся страну, знала: или я его забью сейчас до смерти, или он меня.

Настолько быстро, насколько смогла, я увернулась и бросилась прямо в догорающий костерок. Схватила оттуда горящие веточки и ткнула ими в глаза своего обожателя. Он завыл. По-моему, не так от боли, сколько от ярости и удивления моему отчаянному порыву.

Хотела еще облить его из кастрюли, но она стояла ближе к противнику, чем ко мне. Где этот треклятый пистолет, из которого эта падла по мне стреляла? Не вижу. Наверное, он у него.

Нужен большой камень или полено, чтобы ласково огреть милого раз 20 по голове. Но где же этот лесной инвентарь самозащиты? Где?!!

С багровым лицом, ревом и нецензурными обещаниями убить меня всеми возможными и невозможными способами, бык кинулся на свою «красную тряпку». Ладно, скотина, в таком состоянии, прицельные выстрелы тебе недоступны.

Побежали. Про ноющее после резино-пулевого ранения предплечье, я старалась не думать. Я выдержу эту пробежку, иначе он меня просто убьет.

При всём трагизме, картинка получалась комичная. Я, в льняном коричневом эльфийском платье до пят, лечу, задрав подол, через кочки и канавы. А за мной, с завываниями на белорусском языке, старается мчаться неуклюжий двуногий танк. Но лес-то густой, и «мчание» моего преследователя, напоминает пьяного обожравшегося волка из мультика, который вслепую ломится через изгородь.

Не знаю почему, но он меня догнал. Мы кубарем покатились по земле, и я усердно старалась заехать коленом по самому уязвимому месту негодяя. Почему в фильмах это всё так легко? Это же нечестно, показывать, что там все сразу сгибаются, а ударивший гордо побеждает. Пока мы перекатывались друг на друга, я стукнула его указанным способом, раза три. И ничего. Кажется, он даже не заметил.

Остановились. С размаха, гад ударил меня по скуле. Странно, но совсем не было больно. Хотя выглядело это ужасно: замахивающийся на фоне солнца кулак и свирепый оскал обожженного в костре белоруса.

У моего платья застежка-молния спереди. Я специально ее так сделала, чтобы впечатлять узкий круг наблюдателей, распахивая наряд почти до середины бедра, и сбрасывая его, затем, с плеч. Сейчас же эта одежная хитрость сыграла предательскую роль. Разгоряченному жирдяйчику, даже не пришлось напрягаться, чтобы меня раздеть. Мгновенно расстегнув с виду такое строгое одеяние, он извлек меня оттуда и, держа за шею, опять прижал лицом к земле.

Зачем, эта сволочь, снова, заставляет меня целовать землю?! Наверное, не хочет, чтобы я на него смотрела. Он ведь очень стесняется того, что жирный.

С каким-то пронзительным скулежом, он навалился на меня сзади, пытаясь втиснуть в меня то, по чему минуту назад, я так энергично старалась попасть коленом. Но у него не получалось. Еще сильнее вдавив мою голову в рыхлую от наших кувырканий землю, он, судя по звукам, стал теребить свою безжизненно свисающую плоть.

Боже! До чего хотелось издеваться над этим импотентом! Но надо сдержаться, а то свою ярость он направит на изничтожение меня. Теперь понятно, почему он так бесился всё это время. Почему так довлеющее ненавидел меня эти месяцы. Просто мой эротико-ироничный стиль общения, он воспринимал как издевку над его дефектом. Н-да...

- Давай, я сверху! Ложись, я буду сверху! – как можно более убедительно прохрипела я.

Но со стороны горе-насильника, раздавались лишь какие-то хлюпающие звуки, показывающие, что он уже ничего и никого не слышит. Он что, плачет?

Часть 4.

Вечерело. Вообще-то, прижиматься голой грудью к земле – холодно.

- Ладно, успокойся, в следующий раз получится, - дружеским тоном произнесла я. – Шею-то отпусти, я бегать больше не буду.

Несчастное говорящее животное стонало, сидя по-турецки. Он не всхлипывал. Просто гудел. Как пароход или гудок старинного паровоза.

Опять рвануть по кочкам? Смысл? Я не знаю где мы.

Пистолет! У него же есть пистолет! Подкравшись с тыла, я выхватила из кармана злодея оружие. Стреляю я хорошо. Садистическая улыбка озарила мое измазанное слезами и грязью лицо. Выстрел. Иакающий ишак валяется на земле и задыхается. Еще бы! Я ведь попала ему в солнечное сплетение.

- Где твоя машина, чмо? – участливо поинтересовалась я, всё еще голая, но с пистолетом, сжимая его в вытянутых руках.

Похоже, он приходил в себя, а это плохо. У меня ведь всего-навсего резиновые пульки. Да и насколько их хватит… Надо вытащить у него мобильный телефон и позвонить в милицию. С другой стороны, с этого идиота станется предпринять еще пару таких лесных вылазок. И не факт, что удастся доказать его нехорошие намерения. Значит, надо убить. Иначе мне эта тварь мерещится везде будет.

Как же, всё-таки, выбраться из этого леса? Замочу я придурка или нет, домой ехать всё равно придется… Еще одна пуля в голову плохиша увеличила мне время на раздумья.

Начинало темнеть. Фонарей в лесу нет. Если стемнеет, то придется делать факел. Зажигалка, слава богу, была найдена в обширных карманах «ухажера». Там же оказался телефон, триста тридцать долларов, гривны и пара кредиток (белорусские дешевые зайчики не в счет).

- Если не хочешь еще пулю, скажешь, где машина, - мысленно, я закапывала в ближайшей канаве теплый труп собеседника.

- Только пальнешь, шалава, живой отсюда не выйдешь, - он перестал корчиться и распрямился.

«Когда я перестану попадать в такие ситуации? Хотя, уже привычка, уже не страшно», про себя рассуждала я, пока лежащее передо мной тело содрогалось от еще двух выпущенных в него пуль. Но пули, кончатся. Как его убить здесь и сейчас, я не ведаю. Как отсюда выбраться – тоже. Значит, выход, увы, один: звонить в милицию… Скучно. А что делать?

- Машина – там… Мммм… Ты до нее метров 20 не добежала. Там, ниже, дорога, - он плакал.

- Вставай, покажешь, - а с помощью машины можно убить. Задавить… Сбить…

Моя жертва сначала поползла, а потом, уже на двух конечностях, отправилась в машино-указующий путь. Я держалась на безопасных шагах десяти. Платье висело на руке, одевать его и терять из вида моего сумасшедшего, я боялась.

Из-за этой скотины, где-то позади, остались мои любимые красные туфли. Сука! Ладно, компенсирую потерю из его кошелька. Белья на мне и так, почти никогда не было, так что материально он должен мне только обувь. Но моральный ущерб явно требует творческого подхода…

Убить или не убить – вот главный вопрос этого догорающего дня. Комитет защиты прав животных об этом никогда не узнает и за этого убогого человекообразного не накажет. Едва ли о его похождениях осведомлен кто-то еще. Машиной собью. Главное, чтобы завести ее смогла.
 

Несостоявшийся любовник грустно плелся впереди. Опущенные плечи, шатающаяся походка, согнутая спина. А ведь я буду скучать о нем. Признаться честно, хоть и очень негативно, но с такой безумной энергией меня еще никто не добивался. Вот уж пылкий поклонник… Просто не научил его никто красиво ухаживать (а сам, слишком тупой, чтобы дойти своим умом), он и застрял на стадии дерганья за косички. Бедолага.

Машина… Жалкая копейка, небось, выпуска года моего рождения. Наверное, взята напрокат. Тем лучше. Только мои отпечатки пальцев здесь ни к чему. Надо будет потом их стереть.

- Раздевайся, солнышко. Хочу на тебя посмотреть, напоследок, - машина завелась, двигатель гудел. Моих навыков вождения, должно сейчас хватить: треклятая взятковымогающая автошкола, оказывается, таки пригодилась. Патроны из бардачка пополнили мой арсенал. Теперь можно как следует пострелять.

- Зачем? – мрачно и подозрительно, глядя исподлобья поинтересовался он.

- Раздевайся, малыш, раздевайся, - для лучшего обзора я включила фары.

Мимо, с гиканьем, проехала какая-то компания. Еще бы не гикать: в машине сидит голая измазанная женщина, со странным блеском в глазах, а на дороге стоит разбитый, шатающийся тип.

- Понимаешь, детка, ты должен раздеться, иначе мне придется тебя переехать. А так, рассмотрев тебя обнаженного, я могу и смягчиться… - мне было весело. Такое замечательное приключение. Экстрим, конечно, но контроль над ситуацией сейчас у меня, что еще надо для полноценной развлекухи?.. Я помигала ему фарами.

Грустное животное начало медленно стаскивать с себя и так уже растрепанную одежду. Футболка, джинсы, громадные семейные трусы… Смешной малый! Похож на дирижабль и тающее мороженное одновременно. А члена-то совсем и не видно. Может, его и нет?

- Как самочувствие? Секса еще хочешь? – ласково уточнила я.

Он молчал. Кажется, ему было не по себе.

- Повернись, хочу посмотреть на твою задницу.

Он повернулся. Совсем безвольно. Неужели, настолько подавлен? Оплывшая спереди фигура, сзади совсем была бесполой. Покатые, как у женщин ХІХ века плечи, широкий, будто для родов таз. Да... Быть недовольным жизнью у него есть все основания. Но физическое, в его случае, легко поправимо: здоровая пища, плюс, тренировки, и может быть хорош. С лицом не совсем повезло, но для мужчины, это мелочь. Правда, вопрос о половых органах не решен: есть они или нет?

- Покажи мне снова личико, принцесса, - пока он стоял ко мне спиной, я успела натянуть платье. – Животик приподними. Еще немного повыше. О! Так ты, всё-таки, чуть-чуть мужик… Значит, проблема в голове.

Его лицо ничего не выражало. На пальце держащей брюшко кисти, был виден след от обручального кольца. Расхотелось мне его убивать. Злосчастный гамадрил…

Часть 5.

- Поговорим о наших чувствах. Лапочка, ты всё еще меня хочешь?

Он просто молчал. Смотрел в упор на лобовое стекло машины и молчал.
- Я могу переехать тебя сейчас. Могу расстрелять в тебя всю оставшуюся обойму. И мне придется сделать это, если мы не выясним сейчас наших отношений. Я уже предлагала тебе это, после обнаружения, что ты клеишься ко мне в сети под чужим ником. Ты тогда просто удалил свою веб-страничку, а теперь приехал гоняться за мной по лесу... Я тебя очень волную, да? Или, у тебя ничего не получается в постели и ты рассчитываешь, что мои эротические рассказы залог того, что со мной у тебя таки получится?

Еще одна пауза со стороны голого респондента. Опять пришлось в него выстрелить. И еще раз. И еще. Он выл, но ничего не говорил. Я чувствовала себя эсэсовцем в лесах Белоруссии… Партизан не сдавался. Мимо пронеслось еще несколько машин. Лица у проезжающих были тревожные. Еще спасать кто кинется. И не меня.

После всех этих выстрелов, мне расхотелось звонить в милицию окончательно. У нас дурацкие законы… Еще приплетут мне пытки над беззащитным иностранцем.

О! Нашла в салоне ржавого жигуля свой мобильный. Конечно, разумнее всего, было бы сейчас просто уехать, но я люблю острые ощущения. Да и страховка на будущее нужна. Прихватив включенный на видеозапись телефон, и не спуская пальца с курка пистолета, я подошла к истязаемому.

- Я знаю, тебя зовут Андрей, но Ишак тебе больше подходит. Переставай ныть и слушай компромисс. Сейчас, ты будешь дрочить и повторять «я буду держаться подальше от Нелли Верховской». Я сделаю видеозапись, и если еще раз ко мне сунешься – она облетит весь интернет, все твои любимые форумы. А главное, это увидит твоя жена, дочь и коллеги. Станешь звездой Белорусской таможни, но повышение, вряд ли получишь. Альтернатива – буду пинать тебя капотом как мячик, по всей дороге, пока не сдохнешь. Так что, членчик в руки и начинай.

Если буду в него слишком часто стрелять, он перестанет боятся. Поэтому, в подкрепление своих слов, я только выразительно продемонстрировала пистолет.

Тиха украинская ночь… Это еще давно констатировал классик. Но эта ночь была еще и тревожной, напряженной. Страстной… Но это была плохая страсть. Болезненная. Больно было мне, после кувырканий по земле с 1,5 центнером теплого мяса. Болело ушибленное резиновой пулей плечо. Адреналин в крови утих, я дрожала от холода.

Больно было и Ишаку. Я заставила его теребить свою висюльку минут 10. Потеребил… Не кончил. Даже и не вставал на этот путь. Но был запечатлен за сим теребленческим занятием, с озвучкой требуемой фразы.

- Одевайся, несчастье. Может, всё-таки, поговорим?

Нет. На его лице был всего лишь прогноз очередной истерики… Он ничего не понял. Ни того, что заслужил устроенную мной трепку, ни того, как сильно насвинячил.

Наверное, в его сознании, я только что увеличила свой мифический счет, сотканный из его зависти и глупости. Любая наставительная речь будет воспринята им как нечто нехорошее с моей стороны. Любой шаг навстречу – как повод меня же обидеть.

Бедный партизан, ему нужны враги, чтобы чувствовать себя сильным… Но он труслив, поэтому и выбирает тех, кто кажется ему в чем-то ранимым.

Интересно, зачем, всё-таки, он притащился меня насиловать? Я ведь явно не его тип. Что и было доказано, отсутствием заряда в его биологическом «ружье». Видимо, это был единственный доступный ему способ причинить мне боль. Просто хотел подавить меня как личность, потому что завидовал моим выдумкам и смеху. Мальчик-несмеян, кто украл твой смех?

Я села в машину и медленно поехала прочь. Кто знает, куда вела эта дорога. Надеюсь, в мой родной Киев. Мутное видение, неподвижно исчезало в зеркальце заднего обзора.

Прощай. Твои кредитки не верну. Знаю, ты переключишься на новый объект для ненависти. Но в чем-то, я тебе очень благодарна: подарил мне приключение и я их больше не боюсь…

Постскриптум. По словам наблюдавших за развитием событий, послуживших основой для этого романа, Ишак выучил на память каждое слово и очень гордится этим произведением. Через 9 месяцев после написания рассказа, он сделал к нему иллюстрацию: соединил нас в коллаже, взяв мое фото в соц.сети и свое собственное...

Нелли Верховская, портреты и видео-начитка авторская, 20.04.12

Основано на реальных виртуальных событиях, перевод на украинский здесь. 

Частые вопросы

  • Посоветуйте!
  • Звук на видео
  • Очень понравилось Ваше творчество!
  • Маньяки

Для получения онлайн-консультации необходимо сначала оплатить ее (реквизиты) и согласовать время приема.

До лета 2015 г. мои видео-рассказы писались без технической подготовки. Сейчас звук уже хороший.

Спасибо. Можете поддержать мое творчество переводом любой суммы.

Уже несколько лет двое слабоумных распространяют рекламу моей постели и подборку эротических фото/видео, названых моим именем, регистрируются с моими данными на сайтах знакомств. В связи с этим, на одного из них было заведено "впровадження № 12014140060002796, згідно ч.1 ст.129 КК України " за август 2014, г. Львов. Об этом: "Шантаж, угрозы и порно" и "Моя маньячка". Соответственно, общение со мной, а не с ними, возможно только через этот сайт и указанные тут блоги.