О секс-теоретиках

Жил да был один секс-теоретик. Престарелый девственник лет 30. Он так ярко и увлекательно рассказывал о физической любви, что со стороны казался Казановой Т-1000. Его единственный талант как раз и заключался в том, чтобы красиво и вдохновенно говорить, описывать свое воображение таким высокопарным слогом, что оставалось только ахать…

И вот тут дыра в красивом заборе. Всё, что не соответствовало своим же вракам, он объявлял неправильным и клеймил как плохое. Собственно, мало ли кто в какой каше варится, но ведь это психологический феномен, объясняющий добрую долю разочарований в жизни: представления о должном, мешают увидеть прелести того, что есть.

Например, поиски принца в латах на большом коне, который унесет обоих в закат, мешают узреть ценность оборванца, который предлагает поделиться с тобой своей едой, потому что больше у него ничего нет. Он делится не потому, что пресыщен, а чтобы позаботиться о тебе и это дороже закатных сказок.

Так вот, тот секс-теоретик. Кроме механизма обеспеченных разочарований от слишком заведомо раздутых ожиданий, был богат на иллюстрации и других явлений. Увлеченность верой в собственную мудрость и дар убеждать в ней наивных и неопытных реципиентов позволял, иногда, получать возможность демонстрировать на практике свои фантазии. И все было плохо и во вред доверившимся ему людям. Потому что верить в непроверенные теории нельзя. Вера – штука опасная, как раскаленная кочерга: не разбираясь в предмете и его назначении, можно легко схватить не за тот конец и не туда ткнуть. Если пострадал только сам дурак – не жалко, если тот, кто считал его тем самым принцем и смываясь в унитаз верил, что это и есть закат…

Проверяем теории осторожно, на россказни бахвалов не ведемся и ищем то, что приятно на практике, даже если нельзя будет потом об этом красиво рассказать.

Нелли Верховская, фото автора, 29.01.22